?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

тройка

На ТАСС вышло интересное интервью Аскара Акаевича Акаева (Акаев — с 1990 года по 2005 год — президент Киргизской Республики (до 1991 года — Киргизской ССР). В 1989—1990 президент Академии наук Киргизской ССР. Иностранный член Российской академии наук.). Интервью освещает события, происходившие в конце 80-х начале 90-х годов ХХ века, которые привели к уничтожению СССР, а также к периоду цветной революции в Кыргызстане 2005 года.
Особенно интересными показались такие фрагменты:
акаев

— Какие еще причины, кроме технологического отставания, вели СССР к распаду?
Непоследовательность Горбачева в проведении реформ... ...Кадровые ошибки Михаила Сергеевича тоже сыграли разрушительную роль... ...Я считаю, что волна националистических настроений, которая прокатилась по республикам Средней Азии, во многом была создана такими не очень удачными кадровыми решениями...


акаев горби

— Если гласность разносила "вирус" национализма и сепаратизма, означает ли это, что и фигуру Александра Яковлева вы относите к кадровым ошибкам?
Он сыграл прямую разрушительную роль. Гласность внедрялась с его подачи и имела разрушительный характер: депутаты прибалтийских республик на съездах народных депутатов СССР, с трибуны Верховного Совета СССР получили возможность чернить советский строй. И это имело разрушительный характер.

— Я с уважением относился, царство ему небесное, к Эдуарду Амвросиевичу Шеварднадзе, но какой из него министр внешней политики великой державы?! Он не имел абсолютно никакого опыта дипломатической работы.
И вот такой человек оказывается во главе внешнеполитического ведомства великой державы. Он с удовольствием сдавал все позиции, которые СССР имел в результате победы в Великой Отечественной войне, закрепленные в Ялтинском соглашении держав-победительниц. Это были замечательные позиции: Советский Союз был на равных с Соединенными Штатами Америки. А тут все эти позиции были просто сданы...
Шеварднадзе, видимо, доставляло удовольствие, что его хвалили как замечательного дипломата, ему было лестно это слышать. Запад в результате выиграл, а нами были сданы все внешнеполитические позиции, и взамен Советский Союз не мог получить даже кредиты, которые были очень нужны...

— Известно, что США даже и не думали, чтобы Восточная и Западная Германии так быстро объединились, для них это было сюрпризом. Это опять следствие непродуманных кадровых решений Горбачева. Может быть, даже волюнтаристских решений. Так характеризовали деятельность Хрущева (!). Я считаю, что в полной мере это можно было отнести и к деятельности Михаила Сергеевича.

— В 1991 году, уже после ГКЧП, Михаил Сергеевич направил меня с посланием к президенту США Джорджу Бушу-старшему. Я прибыл в Вашингтон, вручил послание Горбачева Бушу, в котором он просил кредиты. Кредиты тогда были позарез нужны. Буш очень тепло меня принял, но никаких кредитов не обещал, потому что все, что нужно было, они уже взяли от Советского Союза, им больше ничего не нужно было...

— Как вы оцениваете последствия распада СССР?
— В мире были две уравновешивающие равновеликие силы — это западный мир во главе с США и социалистический мир во главе с Советским Союзом. Академик Алферов приводит высказывание одного видного американского ученого, нобелевского лауреата, который говорил, что ему очень жаль, что распался Советский Союз, потому что развитие всей науки XX века происходило благодаря конкуренции, соревнованию между США и СССР. Он сожалеет, что наука теперь не будет развиваться теми темпами и уже не обретет ту динамику.
Действительно, в развитии науки и технологий была потрясающая динамика в послевоенный период. Это было обусловлено соревнованием двух систем — капиталистической и социалистической. И в результате капитализм стал лучше, преодолел кризисные моменты в XX столетии исключительно благодаря соревнованию с Советским Союзом.

— Как вы оцениваете последствия распада СССР?
— Да, я тоже считаю, что распад СССР был колоссальной катастрофой. А для меня и личной катастрофой. Я советский человек. В Советском Союзе, в великой державе мы все чувствовали себя комфортно, уютно. 25 лет врозь показали, что в какой-то степени это оказалось выгодно для элит новых независимых государств, но если брать народы в широком смысле, то, конечно, они многое потеряли.
Например, в Советском Союзе был социальный лифт. Это видно на примере нашей семьи. Я окончил факультет вычислительной техники и прикладной математики Института точной механики и оптики (в настоящее время Университет ИТМО. — Прим ТАСС), учился и работал в Ленинграде в общей сложности 18 лет, моя жена тоже профессор точной механики, провела здесь 15 лет. Ленинград для меня лично и для нашей семьи — наша вторая родина: здесь родились наши старшие дети, с этим городом связаны наши лучшие годы жизни, здесь мы заложили основы нашей научной, педагогической карьеры, которые потом нам помогали всю жизнь.

Мы с женой рассуждаем, что если бы сегодня мы окончили школу у себя на родине, то у нас не было бы никаких шансов получить хорошее образование и пробиться в жизни. Тогда, в 60-е годы, у нас был шанс поступить в лучшее высшее учебное заведение Советского Союза. Сегодня, конечно, такого шанса у выходцев из обычных бедных семей нет. Это больно сознавать.

— Тогда, в 1991 году, были шансы сохранить СССР? Что предпринимали вы лично?
— В 1990-м, особенно к началу 1991 года, стало ясно, что Советский Союз не может сохраниться в прежней форме, в форме унитарного государства, в котором был тотальный контроль за всеми сферами жизни.

Республики требовали самостоятельности, прежде всего в экономических и кадровых вопросах.
К концу 90-го стало ясно, что нужен новый Союзный договор, и был предпринят правильный шаг — 17 марта 1991 года был проведен референдум о том, надо ли сохранять Советский Союз и в какой форме.
На референдуме более трех четвертей населения страны ответили, что Союз надо сохранить, ну, естественно, на основе новых реалий.
У нас в Кыргызстане, в других среднеазиатских республиках 96–98% желали жить в составе Советского Союза. В конце 1990 года я был избран президентом республики и понимал этот референдум как мандат, чтобы бороться за сохранение Советского Союза, но в обновленной форме.

— Когда началась работа над проектом нового Союзного договора и как выглядел новоогаревский процесс, что называется, изнутри?
— Активная работа началась после референдума. Он прошел в марте месяце, в апреле мы начали работать и завершили в июле месяце.
Я должен сказать, что этот проект нового Союзного договора был очень хорошим, добротным документом. В нем был достигнут хороший консенсус, компромисс в распределении полномочий. Республикам отдавалась полная экономическая свобода и полная свобода в решении кадровых вопросов — то, чего особенно желали лидеры республик, президенты, а за центром оставалась внешняя политика, оборона, оборонная промышленность и большая наука, которая объединяла страну.
Я считаю, что Михаил Сергеевич добился хорошего компромисса, привел к компромиссу всех — и Бориса Николаевича Ельцина, и Кравчука, и всех остальных.
Сегодня разные есть мнения, но я свидетельствую как участник: все лидеры республик, кроме прибалтийских, включая президента Украины Леонида Кравчука, готовы были подписать этот документ к середине июля. Эта работа была успешно завершена.

— Беловежские соглашения были для вас неожиданными или вас приглашали участвовать?
Нет, нас не приглашали. Я знал о предстоящей встрече, что собираются лидеры трех славянских республик, для того чтобы согласовать свои позиции с учетом референдума на Украине. Так мне сказал один из соратников Бориса Николаевича в начале декабря. Было сказано: "Мы согласуем, а потом с совместной позицией выйдем на подписание договора". Но уже на самой встрече в Беловежской Пуще был принят документ, который расформировал Союз.

— Как получилось так, что среди всех среднеазиатских республик цветные революции настигли именно Кыргызстан?
— В 2005-м произошла не революция, а обыкновенный государственный переворот, осуществленный при финансовой, организационной поддержке США. Об этом даже западные эксперты говорят.
Если вы помните, в 2003 году успешно прошла "революция роз" в Грузии, в 2004-м — "оранжевая революция" на Украине, американцы видели, что революции приносят успех и приходят силы, которые могут оторвать эти республики от России, и им не терпелось повторить эти революции в регионе Средней Азии и тоже оторвать эти республики от России.
Почему именно в Кыргызстане? Возможно, это моя ошибка. Я дал слишком большие возможности для развития гражданского общества. У нас в стране было свыше 5 тыс. неправительственных организаций. Верховный комиссар ОБСЕ Ван дер Стоул, голландец, говорил мне: "Слушайте, у вас этих НКО в Кыргызстане больше, чем тюльпанов на моей родине, в Голландии".
Я хотел, чтобы была поддержка независимых СМИ, и дал согласие на создание Freedom house. А там создали мощную типографию и начали печатать миллионными тиражами газеты, в которых очерняли в первую очередь меня, семью. Но все равно революции не было, им пришлось прибегнуть к силам криминальных элементов, наркобаронов. Этим открыто занимался посол Соединенных Штатов Америки Янг. Он видел пример посла в Грузии, который получил медаль Свободы из рук Буша, ему тоже хотелось получить награду, и
он открыто занимался организацией переворота.

Вообще, желательно прочесть интервью полностью.
Из таких интервью, как это, как интервью Полторанина, из фактуры, которая в огромном количестве содержится в книге С.Е.Кургиняна "Красная весна" — складывается постепенно правдивая картинка, мозаика субъектов, явлений и процессов, которые привели к обрушению Советского Союза.
И эта картинка совершенно другая, чем та, что рисует нам уже 25 лет "тоталитарно-либеральная" сволочь типа Сванидзе и иже с ним.

Союз не "распался". Его валили сознательно, умело и цинично, наплевав на волю большинства и на "издержки" в виде неизбежных жертв националистов всех мастей, а также банальных бандитов-подручных у волков типа Чубайса и Ходорковского.

Comments

livejournal
Nov. 11th, 2016 05:32 am (UTC)
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal восточного региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.