?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Зона отчуждения

Зона отчуждения

Суть сегодняшнего мироустройства можно понять, приложив к картинке происходящего вокруг теорию отчуждения К.Маркса.
Многое в мире изменилось с той эпохи, когда Маркс описывал виды отчуждения, но актуальность теории не уменьшилась.

С помощью этого инструмента можно, как с помощью увеличительного стекла, рассматривать и локальные явления, и наблюдать, как в телескоп, за общими изменениями планетарного масштаба. Когда я понял, как обращаться с этим инструментом — головоломка происходящего сегодня с обществом ужаса наконец «сложилась».

Что же это за инструмент, и как им пользоваться?
По Марксу, существует 4 основных типа отчуждения.

1. От результатов своего труда (работник трудится «на дядю», изымающего готовый продукт);
2. От процесса труда (работнику, в общем, «по барабану», насколько качественно он трудится, ведь конечный результат труда отчужден);
3. От собственно человеческой (творческой) сущности (ведь истинно творческая натура не может быть отчуждена от результата творчества, созидания. Халтурщик — может быть отчужден, а творец — нет, как говорят: «Он душу вкладывает»);
4. От социальной природы человека (тип отношений «человек человеку волк», предельная индивидуализация, атомизация).

Эти типы отчуждения объясняют практически все происходящие сегодня в обществе разрушительные явления.
По большому счету, эти четыре типа можно уложить в два.

1. Отчуждение от результатов своего труда;
2. Отчуждение от человеческой (творческой) сущности.


Первому типу отчуждения играет на руку т.н. «узкая специализация».
Что такое узкая специализация? Почему она помогает закабалить работника?

«Узко специализированный» рабочий, как автомат, выполняет микроскопический фрагмент общей работы, не понимая, что и зачем он делает. (По Богданову, как пример, рабочий, затачивающий кончик иглы, или дырявящий ушко ее)
Разделив таким образом рабочих между собой и отделив их от понимания меры их работы в общем результате, отнимая у них конечный ЦЕЛЫЙ продукт, капиталист ОТЧУЖДАЕТ этот продукт от рабочего.

А рабочий, соответственно, вкладываясь полностью в микро-операцию, не получает осознания участия в результате. Не видит его, не ощущает.
Таким образом (при условии того, что средства производства в руках капитала) — появляется первое отчуждение.
Это отчуждение человека от результатов своего труда.

Из этого отчуждения, идущего рука об руку с узкой специализацией, рождается отчуждение человека от собственно человеческой, творческой природы.
Когда ты пашешь, как конь, на заводе, или ожесточенно перекладываешь ненужные бумажки в офисе — у тебя не остается времени на творчество.
Закабаление хитро рассчитанными зарплатами (чтобы хватало от и до на месяц), кредитами, ипотеками и пр. — не дают соскочить с белкиного колеса.

Для тех, кто все же пытается соскочить — есть куча суррогатов: секты, алкоголь, наркотики, порнография итд.
Путь к выходу в творчество старательно обрезается.

И тут нет никакой конспирологии, Жан Бодрийяр все эти вещи хорошо описал в своей работе «Общество потребления».

Суррогаты, которые обожает общество потребления — коммерчески эффективны. Казино и наркоторговлю никак не сравнить с подлинным творчеством, ведущим к аристократическому аскетизму, ведь человек тогда из фроммовской категории «иметь» переходит в категорию «быть», и отбрасывает бесконечные ненужные вещи. Перестает каждый год менять телефоны и машины, грубо говоря. А это для консьюма — ай-я-яй.

Это и есть второе отчуждение — отчуждение от творческой природы человека, которая несовместима с потреблятством.

Такой пример.

Рабочий на заводе или шахтер в шахте работают на владельца предприятий, который строит самую большую яхту в мире.
Они, рабочий и шахтер, отчужден от результата своего труда.
Ведь результат этого труда — гедонистические «заскоки» хозяина, на которого они трудятся.
Могут ли в таких условиях появиться новые Стахановы? Кажется, ответ ясен. Мотивации нет, т.к. есть отчуждение.

Капиталистическая Япония решала этот вопрос отчуждения через воспитание «семейственности» в коллективе, через воспитание предельной уважительности работника к руководству компании — и наоборот.
Работник в такой системе не оторван, не отчужден от общего результата деятельности компании — отсюда и пресловутое высокое качество японских товаров.

Сегодняшние пыльные, скучные люди ходят на работу только ради того, чтобы летом иметь возможность полежать 2 недели на заграничном пляже. И ведь так отдохнуть может лишь подавляющее меньшинство, большинство о заграницах и не мечтает, делая ненавистную работу ради банального выживания, ради куска хлеба.

Ненавидя свою работу эти люди еще и не могут уважать свое начальство, которое практически хамски жрет в три горла на глазах нищих людей.
Ректор института получает полмиллиона в месяц, а профессора - в 20 раз меньше. Про олигархат и говорить нечего. Сравнивать Сечина или Вексельберга с работягой — ну только если ради смеха. Горького, разумеется.

Из ненависти к работе появляется и пресловутый «пятничный» алкоголизм («каждую пятницу я «в говно»), и ненависть к понедельникам, и постоянные, бесконечные разговоры на работе об отпуске и покупках. Об этом разговаривают и в мелких офисах, и в министерствах. Это — яркие моменты, это — смысл жизни. А работа — каторга.

atkritka_1362396213_405

Послушайте, ведь это страшное явление, если вдуматься. Трудоспособное население в огромной своей части отчуждено от труда. Люди ненавидят свою работу.
Минтруд провел исследования, и выяснил: Для 85% россиян работа приносит стресс и болезни.
Так ведь иначе и быть не может в условиях отчуждения от результатов собственного труда!

Сравните это унылое убожество сегодняшних клерков, и Корчагина, из романа Островского «Как закалялась сталь». Или сравните с вдохновенным трудом С.Королева.
Вот интересно, мог бы Королев сказать, что он ненавидит понедельники, так как «нужно идти на работу»?

03

Еще наглядный пример с эренбурговским практически документальным романом «День второй». В романе «День второй» Илья Эренбург живо показал, как работает неотчужденный от результата своего труда человек. Таким человеком был не только один из главных героев — Шор, такими были миллионы.

«...С докладом выступил Шухаев. Он сказал: „Мы должны помнить слова Ленина: Ленин говорил, что железо — главный фундамент нашей цивилизации. Необходимо обеспечить Кузнецкий гигант нашей сибирской рудой!“

После Шухаева на трибуну поднялся Самушкин. Он не умел произносить речей, он путался, заикался и вытирал рукавом потный лоб, но говорил он с чувством, и строители его слушали: „Я, как красный партизан, когда-то ходил с ребятами по этой самой тайге. Здесь мы прятались от белых. Здесь вот погиб товарищ Сергеенко. Это был железный боец. Он ходил с раной, а потом его схватила лихорадка. Он пролежал весь день, а вечером подозвал меня, отдал мне свой маузер и сказал: „Прощай, Самушкин“. Мы его здесь и похоронили. Тогда здесь живой души не было. А теперь, товарищи, мы здесь празднуем наше Первое мая. Я, как старый партизан, скажу вам, что смертельный бой еще продолжается, потому что надо построить социализм. Вы все помните, как мы боролись с этой проклятой Кондомой, чтобы отстоять дамбу. Товарищ Шухаев правильно сказал, что по Ленину выходит: это и есть главный фундамент. Это святые слова. Поглядите на Кольку Ржанова или на других ребят. Я с ними сражался в Кузнецке, когда был прорыв на кауперах. Я с ними боролся за эту дамбу. Я вам скажу, что это и есть наш главный фундамент. С такими людьми мы добудем и железо, потому что они крепче железа. Я, как старый партизан, скажу, что я могу теперь спокойно умереть, потому что есть у нас, товарищи, настоящие люди“.»

«...Люди, которые строили Кузнецкий завод, не были слепыми: они видали темноту, равнодушие и косность. Но они знали, что стране нужна сталь. Они знали, что здесь будут построены четыре коксовых батареи, четыре доменных печи и пятнадцать печей мартена. Они знали, что Кузнецкий завод будет выпускать ежегодно миллион четыреста тысяч тонн стали.

Шор следил за пуском деревянной галереи на Томи. Работали всю зиму. Ковш замерзал. Тогда люди обмазывали паклю мазутом и зажигали паклю, чтобы отогреть ковш. Галерею на ночь подымали.

Шор жил в Верхней колонии, далеко от реки. Как-то он проснулся под утро. Он проснулся от непонятного рева: была пурга и барак перепуганно скрипел. Шор в ужасе подумал: что же будет с галереей? Он поглядел на часы: без четверти пять. Значит, на реке — никого. Вокруг электрического фонаря в бешенстве носились белые стаи. Шор быстро оделся. В темноте он побежал к Томи. Метель сбивала его с ног. Спускаясь вниз, он упал, и сугроб на минуту проглотил его. Но он тотчас же выбрался из-под снега. Он растерянно шарил руками вокруг — он искал шапку. Но, боясь потерять время, он побежал к реке без шапки. У него была одна мысль: вдруг галерея опустилась?.. Он не чувствовал, как мороз жжет его уши. Он бежал. Он добежал до реки. Здесь для метели был простор, и метель здесь была страшна. Но галерея стояла на месте. Шор улыбнулся. Он побрел в ближний барак. Горело лицо и мысли путались. Кто-то тер ему уши снегом. Он чувствовал необычайную слабость. Он едва проговорил: «Скажите, чтобы прислали лошадь».

Приехав домой, он лег. Он не мог дышать. Сердце замирало. Левое плечо томительно ныло. Шор знал, что он болен. В Москве доктор Шведов строго сказал Шору: «Сердце никуда не годится. Так, голубчик, вы долго не протянете. Поезжайте сейчас же в Кисловодск!» Шор поехал не в Кисловодск, но в Кузнецк. Как он мог думать о каких-то сердечных клапанах? Его голова была полна мысли о чугуне.

Он расстегнул ворот рубашки и подумал: сегодня проваляюсь! Но в девять затрещал телефон. Шор привскочил: неужто с галереей?.. Звонил Гордин: с клепкой неладно — все время останавливается компрессор. Шор ответил: «Сейчас приеду». Он робко пощупал свою грудь. Он как бы просил беспокойное сердце повременить с развязкой. На ходу он хлебнул какое-то горькое лекарство.

Полчаса спустя он шутил с клепальщиками: «Мороз-то настоящий ударник!» Он вспомнил, как он бежал к реке, и вдруг закричал: «Что за безобразие! Сейчас же ступайте отогреться! Так можно и замерзнуть, черт бы вас всех побрал!» Он всегда чертыхался, когда хотел сказать людям что-нибудь ласковое.
».

Люди, описанные в романе - ПОНИМАЮТ, что они делают и зачем они это делают. Они хозяева результата своего труда. Они хозяева процесса труда. Они неотчуждены от творческого труда. И они социализированы, трудятся вместе, помогают друг другу, готовы пожертвовать собой ради товарища.
То есть — эти люди преодолели все 4 типа отчуждения.
Результат — построенный социализм, победа в Великой Отечественной, атомная промышленность, космос.

Сравните этих людей с сегодняшними унылыми батраками. Неважно, это белые или синие воротнички. Все они — батраки.
Понятно, почему страна рванулась вверх именно при коммунистах? Потому что каждый тогда понимал, за что он сражается. И к работе относился, как к бою, как к борьбе за новую жизнь.

Батрак и Шор — это противоположности, как раб и свободный человек. Бессовестно лгут те, кто называет советских людей «рабами». Это сегодняшние люди, к сожалению, рабы. А советский проект освобождал человека, делал это грубо, в чем-то криво и косо, так, как делалось первое, несовершенное и неудобное огнестрельное оружие в пору великолепных лучников, или как создавались первые, несовершенные ракеты в пору расцвета автомобильного транспорта.

Что же мы видим сегодня?
Мы видим сегодня не только людей, отчужденных от результатов своего труда. Не только людей, отчужденных от возможности творческой работы (ведь такая работа по-настоящему возможна только если ты ассоциируешь себя с конечным результатом своего труда).
Мы сегодня отчуждены от главного — от самой человеческой сущности, от творчества в широком смысле, от развивающей каждого социализации, которая невозможна в обществе, где конкуренция каждого с каждым возведена практически в ранг божества.

И, что хуже всего, мы отчуждены от самого понимания, ЧТО у нас отнято.

Учительница истории в школе у моего ребенка не позволяет «успешных бизнесменов» называть буржуями, нужно говорить — «буржуа».
Учительница, которую эти самые «успешные» после развала социалистической государственности загнали «под лавку» настолько стремительно, что она и забыла думать о том, что у нее отняли.

По определению С.Кургиняна, «коммунизм есть раскрепощенеие и пробуждение высших творческих способностей в каждом человеке.»
Это действительно верное определение, теперь я понял это совсем четко.

Что сделали коммунисты в начале ХХ века? Раскрепостили человека. В прямом смысле слова.
Сокращение рабочего дня, свободное время для учебы и творчества, отпуска и так далее. Дали человеку свободное время и сказали — твори.
Посыл был сильный, и на нем так рвануло вверх государство, на нем выиграли войну и вышли в космос.

Но потом «включили заднюю», и вместо исканий творческих включили режим исканий способов увеличения «хрючева в корыте».
Через это все и грохнулось.

А теперь власть, видя, несколько народ оторван от государства (наглядный пример — явка на последние выборы), пытается «склеить» народ и государство с помощью «клея» — патриотизма, активно насаждаемого сверху.
Но такой способ вряд ли реально поменяет ситуацию, ведь разбитую чашку можно, конечно, склеить, но от этого она не станет целой.
Для создания целой чашки стеклянные осколки нужно расплавить, и отлить ее заново.
И сделать это можно, только преодолев основные виды отчуждения.

Да, видимо, это можно попробовать сделать в России и без поворота на коммунистический путь (я лично в этом сомневаюсь, но допускаю гипотетически). Но тогда нужно идти по японской модели (кстати, во многом скопированной с советской). Но, при выборе такого пути порнографический, по сути, гедонизм нашей «элиты» должен быть пресечен на корню. Этот курс, корпоративистский, тоже тупиковый, но он, по крайней мере, не такой убийственный, как сегодняшний.
Отчуждение на этом пути полностью преодолеть невозможно, и это рано или поздно аукнется (противоречия между трудом и капиталом не снимаются, а лишь заглушаются) — но это и не бесструктурное сегодняшнее гниение.

Все же главным, магистральным путем для человечества все равно остается путь коммунистический, как самый оптимальный и с экономической точки зрения, и с сущностно-человеческой.
Именно этот путь — путь преодоления отчуждения во всех его ипостасях.

1. Воссоединение человека с результатом своего труда (через отмену частной собственности на средства производства etc);
2. Воссоединение человека с пониманием своего участия в общем трудовом процессе;
3. Воссоединение человека со своей творческой природой (через созидательный, осмысленный труд, направленный на получение результата ДЛЯ ВСЕХ и ДЛЯ СЕБЯ);
4. Создание настоящего Человечества: из атомизированых раздробленных частиц создание Целого. Отмена конкуренции каждого с каждым, замена ее совместную на борьбу с голодом, болезнями и другими бичами человеческого общества.

Напоследок - хорошее стихотворение.

Квадраты

И всё же порядок вещей нелеп.
Люди, плавящие металл,
ткущие ткани, пекущие хлеб, —
кто-то бессовестно вас обокрал.

Не только ваш труд, любовь, досуг —
украли пытливость открытых глаз;
набором истин кормя из рук,
уменье мыслить украли у вас.

На каждый вопрос вручили ответ.
Всё видя, не видите вы ни зги.
Стали матрицами газет
ваши безропотные мозги.

Вручили ответ на каждый вопрос...
Одетых и серенько и пестро,
утром и вечером, как пылесос,
вас засасывает метро.

Вот вы идёте густой икрой,
все, как один, на один покрой,
люди, умеющие обувать,
люди, умеющие добывать.

А вот идут за рядом ряд —
ать — ать — ать — ать, —
пока ещё только на парад,
люди, умеющие убивать...

Но вот однажды, средь мелких дел,
тебе дающих подножный корм,
решил ты вырваться за предел
осточертевших квадратных форм.

Ты взбунтовался. Кричишь: — Крадут!.. —
Ты не желаешь себя отдать.
И тут сначала к тебе придут
люди, умеющие убеждать.

Будут значительны их слова,
будут возвышены и добры.
Они докажут, как дважды два,
что нельзя выходить из этой игры.

И ты раскаешься, бедный брат.
Заблудший брат, ты будешь прощён.
Под песнопения в свой квадрат
ты будешь бережно возвращён.

А если упорствовать станешь ты:
— Не дамся!.. Прежнему не бывать!..
Неслышно явятся из темноты
люди, умеющие убивать.

Ты будешь, как хину, глотать тоску,
и на квадраты, словно во сне,
будет расчерчен синий лоскут
чёрной решёткой в твоём окне.


В. Лифшиц

Comments

kyrych
Oct. 14th, 2016 10:57 am (UTC)
"я говорю, что этот путь тупиковый" ... "я вижу лишь эту возможность". Вы практически во всём правы, просто будьте последовательны. Тупиковый путь это не возможность.
antiseptic
Oct. 14th, 2016 11:03 am (UTC)
Тупиковый путь - это возможность на определенном этапе создать структурированное общество, способное противостоять внешним вызовам, и даже (возможно) выдать "на-гора" серьезные результаты (в виде сопротивления внешним угрозам, к примеру).

Но от этого этот путь не перестанет быть тупиковым на более длинном временном лаге. Именно потому что противоречия не сняты.

Так что никакой непоследовательности.

А не тупиковый путь - путь коммунистический. Но не с этой "элитой", увы.
Имеем то, что имеем, задача - не "слить" государственность (этим сразу воспользуются все мировые хищники), накопить за короткое время силы, и повернуть окончательно в сторону коммунизма.
dz0rin
Oct. 15th, 2016 09:01 am (UTC)
Не накопите никаких сил по японской модели. Нужно чётко представлять себе, ЧТО это за модель. Предлагаю разобраться, начиная с базовой составляющей, практически выраженной в ведущей образовательной японской модели. Но сначала, о прелестях японского пути:

Масару Ибуки был великим для своего народа, своего времени и своей культуры менеджером, бизнесменом и педагогом, который вытащил свою страну из послевоенной разрухи, предложив ей модель, которая была эффективна только для Японии, и никакая иная страна с её особенностями его никогда не интересовала. Задача была поднять свою экономику в условиях, где практически отсутствовали собственные леса, минералы и ресурсов никаких не было, зато в огромном количестве имелась масса обездоленных людей, гораздо больше обездоленных, чем в России после войны, на порядок больше. Создать нужно было и систему управления новой экономикой, систему менеджмента. Можно читать его брошюру "После 3-х уже поздно" как Библию, и трактовать его благие пожелания как угодно. Но направленность его реальных действий и образовательная политика была абсолютно конкретна. Создавалась сеть новейших для того времени предприятий, на которых устанавливался конвейер. Роботов, могущих выполнять монотонную и сверхточную работу, тогда ещё не было. А людских ресурсов, готовых выполнять любую работу, за скромную плату - хоть отбавляй. В соответствии с потребностями конкретной фабрики или предприятия создавалась вся инфраструктура вокруг. И методики обучения подбирались такие, которые позволяли бы людям не просто весь день отстоять у конвейера, но и делать это в высшей степени бережно, ответственно, без устали, с чувством полного удовлетворения и гордости за свою фирму. И клерки нужны были, которые могли бы руководить всей этой структурой. Читая книги М.Ибуки, многие просто не понимают целей, которые стояли перед автором. Никакого интеллекта не нужно было. За исключением малого числа людей управленцев. Его и не развивали. И условия создавали такие, чтобы интеллект, мышление не могли бы возникнуть. Но вот сенсорика - ух, как понадобится, чтобы часами стоять и перебирать детальки, паять что-то, или привинчивать. И слух должен быть приучен к тому, чтобы дать телу отдых, задать ритм для предстоящей тяжёлой работы, музыку надо было вводить непременно. Скрипка - до трёх лет. Вовсе не для развития творческих способностей. И т.д. Всё остальное в его писаниях - красивые фантики, призванные убедить родителей вести детей в школу, готовящую их к труду на благо фирмы. Но если бы он давал до 3-х лет именно то, что детям в этом возрасте надобно, потребно, то никогда бы не достиг того результата, которого достиг.

Далее, в небольшом посте можно прочесть более подробно о содержании и смысле образовательной модели М.Ибуки, чтобы представить каковы последствия японской экономической модели, построенной на этом основании:
http://dz0rin.livejournal.com/147841.html

Edited at 2016-10-15 09:06 am (UTC)
kyrych
Oct. 17th, 2016 05:49 am (UTC)
И тут вот несколько "диалектических" моментов:

1. "накопить за короткое время силы, и повернуть окончательно в сторону коммунизма." - Государство это ведь инструмент господствующего класса и чем больше у него "накоплено сил", тем сложнее его куда либо повернуть.
"этим сразу воспользуются все мировые хищники" - обязательно и сразу.
И вот мы видим два момента в нашем рассуждении - с одной стороны ослабление революционных сил по мере укрепления государства, с другой стороны угроза интервенции при ослаблении государства...

P. S. "Внешние угрозы" - это не временное явление, которое можно побороть, это свойство капитализма, поэтому до самого перехода к коммунизму всё и всегда будет в условии внешних угроз, да и потом тоже, пока все к коммунизму не перейдут.